bc

КРАДЕНОЕ СЧАСТЬЕ 2

book_age18+
5.3K
FOLLOW
19.2K
READ
no-couple
like
intro-logo
Blurb

У меня отняли все. Лишили имени, средств к существованию и даже лица, но за все приходит расплата. Я собираюсь отомстить и вернуть самое дорогое, что у меня отобрали. Какой ценой? Это не имеет значения.

chap-preview
Free preview
Глава 1
– Сеньор Альварес, два проигранных по вашей вине матча – это не пустяки. – У меня была травма. И я хочу отсудить у этих ублюдков мои миллионы, а также право вернуться в сборную. – Они вложили свои миллионы в вас и, если я стану защищать ваши права в суде, я должен знать то, чего вы не озвучивали журналистам. Каждый подводный камень, который может всплыть, как кусок дерьма в забитом унитазе. Вы не должны ничего от меня скрывать. Либо ищите себе другого адвоката. Мануэль Васко самый крутой правозащитник в Мадриде, если не во всей Испании. Хитрый, пронырливый, циничный сукин сын, чьи услуги стоят, как один шикарный пентхауз или Ламборджини. Мрачный тип с очень странной внешностью. С маленькой головой, длинной тонкой шеей и отвисающим, как пустой мешок из кожи, вторым подбородком. Говорят, что Васко когда-то весил под двести кило, и поэтому теперь так выглядит. Проблемы с сердцем не позволяют ему делать много пластических операций. За глаза Васко называли Индюком. Из-за невероятного сходства с этой птицей. Сам Васко считал это сравнение оскорбительным. Но он и только он мог вытащить Арманда из того болота, в котором тот сейчас оказался, пока неизвестно по чьей вине. – Что именно вы хотите знать? – В вашей крови был обнаружен алкоголь. На момент получения травмы вы были в алкогольном опьянении. Понятное дело, что потом заключение экспертизы куда-то пропало, и вы, конечно же, не имеете к этому никакого отношения, но этот факт всплывет на суде. Я хочу знать правду – вы были пьяны, когда вышли на поле? Альварес отвернулся от адвоката и потер подбородок, пятидневная щетина неприятно колола пальцы, а во рту оставался привкус вчерашнего виски. – Да. Я выпил. Но не так много, как эти ублюдки написали в заключении. – Кто-то может подтвердить, что вы были пьяны? Какие-то конфликты, разговоры о запахе и так далее? – Да, бл*дь, могут. Я повздорил с Хуаном, с этим сучьим потрохом, который возомнил себя звездой, а потом поставил мне подножку на поле! – Вы подрались? – Я подбил ему глаз. – И вас разнимали другие члены команды. Они знали, что вы были пьяны? – Я не был пьян! Я выпил один единственный бокал виски. – В семь утра? – Да хоть в пять утра! – Вы помните условия вашего контракта? – Нет. Их помнит тот, кто заключал его вместо меня. Поговорите с Рамиресом. – Поговорю. Что еще может вас опорочить перед судом? Постыдные связи, увлечения, извращения. – Нет. Хмуро ответил Арманд и посмотрел на адвоката, чье лицо напоминало ему акулью морду. А у самого перед глазами очередная девочка в костюме горничной покорно сосет его член, стоя на коленях и сжимая в руках его портмоне. – Уверены? Сука пронырливая, все ему надо знать. Вытаскивает, как клещами, и эти твари, которые забыли сколько денег он им принес, решили вдруг от него избавиться. Нашли ему замену. Хуана, Хуанито, мать их. Прикормыша хозяина сборной. – Вы ходите к проституткам. Не вопрос, а утверждение. – Да. А это теперь считается извращением? – Не считается, но вы женаты и у вас маленький сын. Минус одно очко перед судьей. Вы заведомо в проигрыше. Ваше дело – это утопия, это полнейшее, вонючее дерьмо. – И? Альварес посмотрел на адвоката исподлобья. Кажется, он набивает себе цену. Ужасно хотелось послать его на х*р. Но сдерживало одно – если Васко откажется его защищать, никто другой не сможет этого сделать вообще. Детский плач оторвал от мыслей. Арманд старался его игнорировать, но у него не получалось, и он начал нервничать, когда ребенок зашелся криком, Альварес вскочил с кресла и бросился из кабинета вверх по ступеням в игровую. – Каролина! Ты где? Ты что его не слышишь? Я же предупреждал, что вечером буду занят! Игровая оказалась закрытой снаружи, и в замочной скважине торчал ключ. Распахнул дверь и увидел малыша совсем одного в темной комнате, он сидел на ковре в окружении игрушек и кричал от страха. Наверное, его заперли, когда еще было светло. – Твою ж… Каролина! – подхватил ребенка на руки. – Тшшш, тихо, папа пришел. – Там…там, – малыш заходился от плача, – там…чу…до…ви…ви…ще. – Где? Нееет, там никого нет. Давай включим свет и посмотрим. Подошел с мальчиком к стене, щелкнул выключателем. – Где? – Там! – ребенок протянул ручку и показал на шкаф. Альварес распахнул шкаф, подвигал коробки с игрушками. – Вот, видишь? Никого нет. Где твоя мама? Пожал плечами и отвел синие глаза в сторону. – Ушла? Малыш кивнул. – Давно?  Он снова кивнул. Сучка. Сколько раз предупреждал так не поступать, но она постоянно делала назло. Доставала его через сына, давила и манипулировала. Ни одна няня не могла с ней сработаться. Или не нравилась маленькому Матео. В свои три года мальчик практически не разговаривал, отставал в развитии и не шел на контакт ни с кем. «Он весь в тебя, упрямый, хитрый, невыносимый. Я с ним не справляюсь. Он на все говорит мне «нет». Делает назло. Он меня ненавидит. – Не истери! Это твой сын! Он маленький и еще не может делать все то, что ты говоришь сейчас. – Может! Ты просто слишком его любишь! Души в нем не чаешь! Он вообще единственный, кого ты любишь! А он – настоящее исчадие ада. Ни одна няня его не выдерживает! Он орет, закатывает истерики, дерется, не сидит на руках! Он невыносимый! – Ему нужна мать! Понимаешь? Мать! Не няня. Проводи с ним больше времени, и тогда ребенок станет вести себя намного лучше. Психолог говорила тебе об этом. Ему нужно внимание. Зачем ты его рожала? – Чтобы…чтобы ты полюбил меня. Чтобы ты... Какая теперь разница зачем. Он есть. А у меня тоже есть своя жизнь, и я не буду сидеть с ним дома целыми днями. Ты не запрешь меня в четырех стенах. Особенно… с ним. Он сведет меня с ума. – Найди еще одну няню. – Сам ищи. Может, у тебя лучше получится. Я уже пять агентств сменила. Мне советуют не няню, а хорошего специалиста – Моему сыну не нужны специалисты. Ему просто нужно твое внимание. – А я хочу жить. Ищи няню, Арманд. У меня начались съемки». Дрянь, закрыла ребенка и уехала на свои сраные съемки. Набрал номер жены, но та не отвечала. Набрал еще несколько раз. – Что? Не справляешься со своим сыночком? – Ты…ты реально это сделала? Реально заперла малыша одного в комнате и, не сказав ничего мне, уехала? – А что? Он бы не смог оттуда выйти и что-то натворить. Розетки закрыты, окна тоже. Сидит себе тихонечко… – Ты…ты отмороженная дура! Отключил звонок и в ярости сунул сотовый в карман халата. Держа мальчика на руках, вернулся в кабинет. – Простите. Семейные проблемы. Сел в кресло, усадил мальчика на колени. Адвокат подмигнул малышу. – Как тебя зовут? Малыш смотрел на мужчину исподлобья, как маленький злобный зверек. Он не любит чужих. Относится к ним враждебно. – Его зовут Матео. Он не разговаривает. Ребенок тут же потянулся к подставке для ручек и ловко вывернул ее на пол. Альварес поставил подставку на место и усадил мальчика лицом от себя. – У вас нет няни? В эту же секунду ребенок столкнул чашку с кофе, и вся жидкость разбрызгалась на пол и заодно на светло-бежевые штаны Васко. – Нет. Пока нет. Матео трудный ребенок, и найти ему няню не так просто. Адвокат кивнул и начал собираться. – Я свяжусь с вами в понедельник. Просмотрю все материалы дела и решу – возьмусь за него или нет. – Ин-дюк. Ин-дюк. Ин-дюк. – Что? Адвокат повернулся к ребенку, и его белое лицо покрылось красными пятнами. – Это он мне сказал? – Он не разговаривает. Это просто звуки. Когда за адвокатом закрылась дверь, Арманд развернул ребенка к себе. – Ну и что ты наделал? М? Оставил меня без защиты? Ты почему назвал этого…этого индюка индюком? Малыш улыбнулся и обхватил лицо отца ладошками, и Альварес невольно ему улыбнулся в ответ. Да, Каролина права, любовь к ребенку была абсолютной, невыносимо сильной и неоспоримой. Пожалуй, это единственное, что держало его на плаву. Единственное, из-за чего нужно взять себя за шкирку и заставить подняться на ноги… Он помнил, почему выпил тогда… Очередной отрицательный результат по поиску. Тупик. Казалось, он так близко, казалось, нашел ЕЕ. И дикое разочарование. Как еще одна смерть. – Пошли, я нагрею тебе кашу. Но завтра мы будем искать няню, и тебе придется с этим смириться. Сын отрицательно покачал головой. – Хочешь сидеть с мамой?  Тоже отрицательно качает головкой и обнимает отца за шею. – Я не могу. Обнял сильнее и прижался всем тельцем. – Правда, не могу. Мне надо возвращаться в спорт… иначе ты не сможешь мною гордиться. Никогда. – Сеньор Альварес, к вам пришли. – Кто? Арманд повернулся к дворецкому. – Женщина, говорит, что она по объявлению… Но насколько мне известно, вы работаете с агентством. – Пусть подождёт за дверью, я поговорю с ней. Зазвонил его сотовый, и Арманд потянулся за телефоном. На дисплее российский номер, и он тут же ответил. – Слушаю. – Это Митрофанов. Сердце гулко забилось. – Новости есть? Матео начал крутиться на руках, пытаться выхватить сотовый, когда Альварес вырвал мобильный из рук ребенка и отвернулся с телефоном, мальчик заплакал. – Давайте я его подержу. При звуке этого голоса, Арманду показалось, что его прошибло холодным потом, и задрожали колени. Он резко обернулся.

editor-pick
Dreame-Editor's pick

bc

В клетке со зверем

read
399.2K
bc

Госпожа Ангел

read
53.6K
bc

Босиком по осколкам

read
143.4K
bc

БЫВШИЙ

read
83.2K
bc

Чужая женщина

read
12.0K
bc

Лучшая игрушка для двоих

read
624.0K
bc

Мажор

read
47.5K

Scan code to download app

download_iosApp Store
google icon
Google Play
Facebook