bc

Черные вороны 9. Пекло

book_age16+
36
FOLLOW
1K
READ
opposites attract
kicking
city
like
intro-logo
Blurb

Первая любовь, жажда свободы. Я сбежала. Бросила отца, учебу, подруг и

вылетела в Стамбул, чтобы встретиться со своим любимым…Но, вместо этого

оказалась совсем в другом месте. В самом настоящем пекле без надежды на

освобождение и без права на жизнь. Найдет ли меня здесь кто-нибудь?

Неизвестно. Меня больше нет.

ВНИМАНИЕ! Ремейк серии Любви за гранью. Могут быть и будут

повторения в тексте! Похожий сюжет! Похожие диалоги из ЛЗГ и тд. Но именно в

этой книге, будет новейшая своя линия, в ЛЗГ ее нет, но все же это адаптация.

ПРОШУ УЧЕСТЬ И ПРИНЯТЬ К СВЕДЕНИЮ! 18+

chap-preview
Free preview
Глава 1. Карина
— Твой отец будет против такого, как я. — Почему? — Ну я нерусский. Не из такой семьи, как у тебя, и я живу в другой стране. — Пыффф. Ну и что. Мой папа женат на чеченке. Наполовину, конечно, но все же. И вообще… я не собираюсь у него спрашивать. Я просто хочу тебя увидеть. Скажи, что ты приедешь. Конечно, я блефовала и, конечно, расскажу все отцу. Просто чуть позже. Потом. А пока что я наслаждалась тем, что могу быть самой собой, могу быть открытой, могу говорить о своих страхах. И есть человек, который любит прежде всего мою душу. — Конечно, приеду. Я уже в самолете. И сразу же дух захватило. Значит, мы увидимся. О, Боже! Я в это не верю! — А твои родители…они не будут против? —Мы живем в США, детка. В современном мире. Мой отец – бизнесмен, а у матери три салона красоты. У нас никто не носит паранджу. И, когда она увидит тебя, полюбит, как и я. Ты особенная, ты не похожа на других девушек. Каждое его слово сводило с ума, заставляло дрожать от предвкушения встречи и ловить бабочек внутри живота. Ловить и отпускать снова, чтобы порхали. Чтобы цепляли меня своими блеклыми крылышками, чтобы трепетали от одной мысли о НЕМ. И смотреть до бесконечности в темно-зеленые глаза Мухаммада. Он светлокожий, и у него каштановые волосы. Он даже не похож на араба. И, когда я его вижу то на его аватарке, то по видеосвязи, мне кажется, что никого красивее я никогда не встречала. Мы познакомились уже давно. Он преподавал дистанционно английский язык. Но, если я кому-то говорила, что переписываюсь с арабским парнем, меня высмеивали, крутили пальцем у виска. — Ты дура, да? Он написывает еще сотне, таких, как ты, и дрочит на вас. А домик у тебя крутой. По тебе не скажешь. Дина тогда впервые приехала ко мне в гости. Друзей у меня все еще не было. У меня вообще напряг с социализацией. Настолько, что отец снова засунул меня к психологу, а после – на всякие тренинги, и тогда я решила пригласить одну из девчонок с моего курса. — Он не такой, ясно? Он меня любит. Она кивнула и заржала, жуя жвачку и рассматривая картины на стенах. — Воистину влюбленная девка – всегда идиотка. Это оригиналы или подделки? — В смысле? — Картины. — Оригиналы… — Крутяк! Я и не думала, что твои предки такие богатые буратинки. Но ты, это, Мухе этой особо не доверяй. Эти «не наши», до хрена чего на уши вешают. Так она говорила, пока я не познакомила ее с Мухаммадом на мой день рождения. С ним и Исой, его лучшим другом. Они учатся в Йельском университете, им обоим по двадцать два года, и они охрененно красивые парни. Умные, начитанные, интересные. Мы общались с ними часами. Потом Дина начала общаться с Исой отдельно от меня. Она прибегала ко мне, мы запирались у меня в комнате и шушукались, чтоб отец и Лекса не услышали. И, кажется, ее утянуло в эти отношения еще сильнее, чем меня.. — Он мне деньги перевел, представляешь? На айфон! На новый! — Представляю. Иса – хороший парень. Она кивнула и забралась на подоконник. — Скажи, Карин, а у вас с Мухаммадом было? — Что было? – я удивленно посмотрела на подругу. — Ну, это самое? — Что именно? — Не притворяйся дурой. Секс у вас был? Я расхохоталась. Какой секс? По интернету? — Не корчь из себя святошу. Можно подумать, ты не знаешь, что такое возможно. — Я ору с тебя, конечно, у нас все было. А ты как думала? Трахались как кролики. — Та ладно! — Вот тебе и ладно. Еще не хватало секс с тобой обсуждать. — А что? Есть от меня секреты? — Отстань. — Ну какой у него. Расскажииии. Нуууу, Каринааааа! — Ты дура, да? — Вот у Исы… — Замолчиии! – Закрыла уши руками. — Ничего у тебя с ним не было! Трепло! Может ты еще целка? И у меня перед глазами как пелена красная появилась, словно все тормоза сорвало. — Отвали! Ясно? Какого хера лезешь ко мне? Может снять трусы и письку показать? Чтоб ты знала, какая она у меня? — Больная ты! – Динка оттолкнула меня и выскочила из комнаты. Я слышала, как она быстро сбегает вниз по лестнице. Ну и пусть валит. Подробности ей надо. Озаботка! Трахалась она онлайн. Дура. А еще говорит, что это мне мозги запудрили, а сама ведет себя как ш****а. Но от мысли, что я никогда так не смогу, потряхивало и даже курить захотелось. Я закрыла дверь комнаты, распахнула окно и прикурила сигарету, дымя прямо на улицу тонкой струйкой. Это было возможным для нее. Но не для меня…Для меня слово «секс» имело совсем другие ассоциации и было окрашено в цвет боли и смерти. И ни один психолог в мире не смог бы этого изменить. Да и к черту всех этих психологов, колеса, тренинги, гипнозы. Все впустую. И если сегодня ночью мне суждено видеть мертвую маму с простреленной грудной клеткой – я увижу. Так же, как и насилующих меня волосатых ублюдков, которые наглаживали мои ноги и с хрипотцой восторгались тем, какая я маленькая. Везде. Она не знала об этом. Дина. Никто не знал. И не должны знать. Это мое. Моя боль. Моей она и останется. Помню, когда у меня случился гормональный сбой на фоне депрессии и Фаина отвезла меня к знакомому гинекологу, та посмотрела меня, а потом села за свой компьютер. Я видела это выражение лица. Мне всего шестнадцать, и я не девочка. Видела, как она кривит свои тонкие губешки и поглядывает на меня из-под очков. — Как давно живешь половой жизнью? — Года два. Смотрит исподлобья. Осуждающе, косо. — Ранние половые связи приводят к самым разным дисфункциям и женским заболеваниям. Мама не говорила тебе об этом? — Не успела. — Ясно. Жаль, что не успела. А ведь многое зависит от родителей. Сколько половых партнеров было? Относятся наплевательски к детям, а потом сифилисы, гонореи и спиды. В лучшем случае – аборты. Так сколько партнеров было? — Много. Около восьми или десяти. Презрительный взгляд, даже чуть отодвинулась от меня. — Понятно. — Та ладно? Что понятно? Вы не стесняйтесь, спрашивайте. Каким видом секса я занималась, и я отвечу. Всеми. Оральным, анальным, вагинальным, в ручку и даже в подмышку, в уши, в волосы. Дальше перечислять? Строчит и больше на меня не смотрит. — И каков ваш диагноз? — Из-за беспорядочных связей у тебя воспалены яичники. Отправлю к венерологу. Сдашь анализы на половые инфекции. Сунула мне бумажки, а я порвала их на ее глазах и швырнула в лицо. — Сама сходи к венерологу. Пусть мозги тебе проверит заодно через заплесневелую дырку на предмет гнили. Вышла, хлопнув дверью. — Что случилось? Фаина обняла меня за плечи. — Что такое? Было страшно? — Ничего такого. Пошли на УЗИ и к венерологу. Сказала, чтоб я проверилась после такого количества … Фаина аккуратно отодвинула меня в сторону и ворвалась в кабинет. — Так откуда я знала? Она ничего не сказала! — А я говорила задавать вопросы? Я просила проверить на предмет воспалений! Не было у нее никого два года, и никаких заболеваний там нет. А вы уволены. Получите расчет в бухгалтерии и убирайтесь. — Фаина Марковна, Фаинаааа… Она вышла ко мне и обняла за плечи. — Пошли на УЗИ, а потом поужинаем в твоем любимом суши-баре. *** Мухаммад мне нравился тем, что говорил о браке. Говорил об уважении к женщине, о том, что у него никогда не было девушки, и он готов ждать до самой свадьбы. Он…он был единственным, кому я все рассказала. А потом рыдала, а он писал мне слова утешения до самого утра. Никто и никогда не сочувствовал мне так искренне, не поддерживал меня настолько мощно. Я не заметила, как наши переписки и общение стали важной и неотъемлемой частью моей жизни. Сотовый завибрировал сообщением от Дины. — Ты веришь, что они приезжают? Веришь? — Не верю. У меня в голове не укладывается. Обалдеееть. — У меня тоже. Так, надо успеть в парикмахерскую, на депиляцию, на брови и ресницы. Пойдешь со мной? — А мне что там делать? — Ну как? Наводить красоту. — Я и так красивая. — Вот приедет твой Мухаммад, увидит, какая ты в жизни великолепная, и охренеет. Потом под юбку к тебе залезет, а там – заросли бамбука. — Динаааа! — Что, Дина? Не, ну ты ж не собираешься с ним о звездах говорить? — Иногда и о звездах говорим. Он очень серьезный. Учится на врача, не то что твой айтишник. Мы обсуждаем философию, историю. — Фууу, как нудно. — А д*****ь перед камерой друг на друга, значит, не нудно. — Ты – ханжа! — Опять, да? Хочешь поссориться? — Не хочу. Бесишь просто. Я не такая, я жду трамвая. Карин…а вы о смене религии не говорили? Стала бы мусульманкой ради него? — Не знаю…Если бы это было для него так важно, может и стала бы. Я вообще в Бога не верю. — И я бы стала…Иса говорит, что по-другому нам с ним вместе быть нельзя. На экране компьютера показалась аватарка с лицом Мухаммада: — Прости, Дин, мне Мухаммад звонит. Я тут же отключила звонок и ответила ему. — Малышка, привет. А мы уже в Стамбуле. Видишь, как красиво? Повертел камерой, выхватывая берег моря, пальмы, розовый закат. — Круто, да. А как ты оказался в Стамбуле? — Ну я ж с пересадками. Прямого не было. — А теперь когда твой самолет вылетает? — Детка.., - он куда-то обернулся, потом снова посмотрел в камеру, - засада у нас тут. Рейс отменили. — Как отменили? Улыбка сползла с лица. Ну вот…как всегда, когда мне слишком хорошо, что-то случается …чтоб сильно не наслаждалась жизнью. — Вот так. Бывает же. Поломка самолета. Задержится на пять дней. Я тут подумал, что могу купить тебе билет, и ты прилетишь ко мне, м? — Куда? — В Стамбул. У меня здесь родственники. Погуляем, побесимся. А потом поедешь домой. Пяяять дней, детка. Со мной. Звучало очень заманчиво, просто офигеть как заманчиво, но было одно «но» - отец никуда меня не отпустит. Он вообще не знает о существовании Мухаммада. — Я… я не смогу. — Почему? — Предки не отпустят. — А ты не спрашивай. Вроде девочка уже большая, совершеннолетняя. — Дело не в этом…просто мой отец, он… — Да брось. Они все такие. Мой тоже деспот тот еще. Не говори ему. Оставь записку и просто улетай. У тебя загран есть? — Есть, конечно. Его голос приобрел другие нотки. Покровительственные, и в какой-то мере мне это нравилось. — Вот и круто. Я куплю тебе билет, зарегистрирую, а ты просто вылетишь, и все. Поищет, попсихует, а когда вернешься, простит. Зато я тебя увижу! Через неделю учеба начинается, и потом мы сможем встретиться только в конце лета, и то…кто знает, получится ли. Эй…детка, я безумно хочу увидеть тебя. Слышишь? Ана ба хеб бак!*1 — Ана ба хеб бак! – повторила я, чувствуя, как бешено колотится сердце. — Ну что? Покупать билеты? — Я не знаю… я вечером тебе скажу. Мне подумать надо. — Только долго не думай. Ты разбиваешь мне сердце. Отключила мессенджер и упала в кресло, закрыла лицо руками. Я не привыкла обманывать отца. У нас был уговор – честность превыше всего. Что бы ни случилось, мы говорим друг другу правду. А что, если я расскажу ему о Мухаммаде и попрошу поехать в Стамбул? Папа даст мне охрану и все, и я встречусь со своим парнем. Я ведь действительно уже взрослая. Почему я должна скрывать от отца, с кем я встречаюсь? Вот прямо сейчас пойду и поговорю с ним. Заодно обсудим памятник для мамы. Я нарисовала несколько эскизов. Встала с кресла, поправила юбку и вышла из комнаты. Прошла по коридору к кабинету отца, хотела постучать, но услыхала его голос. — Да, Александра, я тебя слышу…Нет, я еще об этом не думал. Мне нужно обсудить с Кариной…там выпадает годовщина смерти Лены и…Думаешь? Ладно. Я приеду посмотреть. Я медленно опустила руку. — Да, поминок не будет, конечно. Мы планировали обговорить новый памятник. Но это подождет. Я не то, чтобы обещал, но на годовщину, ты же знаешь, мы всегда вместе. Пауза…и у меня внутри пауза. — Да… я так и сделаю. Скажу ей, что вылетаю по делам, и приеду выбрать вместе с тобой. Я тоже ужасно соскучился, безумно. Твой тур слишком затянулся… Скривила губы и неслышно ударила ладонью по стене. Подождет, значит. Мама подождет. Конечно, она ведь уже мертвая, а ты нашел ей замену, родил нового ребенка, и все в твоей жизни теперь зашибись…И с каких пор ты начал мне врать? Развернулась и пошла по коридору обратно в комнату. Это ощущение, что ты лишний, что ты мешаешь им жить. Потому что они счастливы, а ты – вечное напоминание о самом плохом и о человеке, которого хочется забыть навсегда. В доме уже нет портретов мамы на стенах…они аккуратно убраны. По одному. Медленно, но верно. Набрала прямыми, как палки, пальцами номер Мухаммада. — Да. Покупай билеты. Я приеду.

editor-pick
Dreame-Editor's pick

bc

Сломленный волк

read
2.9K
bc

Сладкая Проблема

read
51.4K
bc

Снова полюбишь меня и точка

read
51.1K
bc

Будь моим счастьем

read
13.7K
bc

Плохая невеста на пол года

read
6.2K
bc

Дракон украл мою душу

read
3.9K
bc

Госпожа Ангел

read
53.6K

Scan code to download app

download_iosApp Store
google icon
Google Play
Facebook