bc

Многоцветье дельфиниума

book_age18+
403
FOLLOW
3.9K
READ
love-triangle
badboy
sensitive
drama
tragedy
mxb
mage
supernature earth
lies
superpower
like
intro-logo
Blurb

В мир размеренно проживающего свою жизнь студента врывается магия. Случайным образом он становится свидетелем событий, которые должны были оставаться за кадром, и один из авторитетов жестокого мира волшебства решает присвоить себе симпатичную находку. Однако никто не ожидал, что студент — совсем не смирная овечка и, оказавшись в незнакомом мире, пожелает не покориться его правилам, а начисто переписать их.

chap-preview
Free preview
Любимый цветок [1/2]

«Пожалуйста, не отпускай мою руку. Держи её так крепко, как только можешь. Слышишь? Пожалуйста…»


Он тянул руки вверх и вперёд, пытаясь в непроглядной тьме отыскать хоть что-то, за что можно было бы без опаски ухватиться. Искал одного человека. Того, чей образ мучил во снах уже целую неделю из-за невозможности увидеться. Из-за положения, в котором они оказались. Из-за безвозвратности принятых решений.


Анкер знал, что не поступил бы иначе, — парень и сейчас считал, что расставание с бывшим — лучшее решение, которое он принял за последние пять лет, пока томился в стенах навязанного родителями университета, посещал абсолютно неинтересные ему лекции и водил дружбу с людьми, от присутствия которых хотелось распрощаться с завтраком. Возможно, он выбрал Лори потому, что тот как раз «не вписывался» в привычно-скучную картину мира, в котором Анкеру приходилось выживать с понедельника по пятницу.


А может, это действительно была любовь. Но теперь уже в любом случае не вышло бы ничего вернуть… как бы сильно ему ни хотелось отмотать время и прожить все их приятные моменты заново.


Больно. Грудь как будто разрывало бешено бьющееся сердце, скованное железными цепями, — сокращение мышц столь важного органа отдавалось по всему телу, и Анкер уже не знал, как с этим справляться, кроме как свернуться в комочек, приняв позу эмбриона, и молча лежать, глядя в полную темноту. Хотелось выть, кричать и плакать, и этим парень занимался последние пять дней, ни в чём себе не отказывая… И вот теперь снова накатило. Как он мог подумать, что, оказавшись на новом месте, перестанет быть самим собой и мучиться влюблённостью в образ Лори, который сам же и нарисовал в собственной голове?


В комнате было холодно.


Анкер тихо застонал: от сна на диване всё его тело как будто превратилось в камень. Онемевшие от холода и бездействия мышцы отдавали неприятным колющим ощущением, и некоторое время парень просто молча лежал, едва шевеля пальцами рук и ног, чтобы размять их. Остатки сна всё ещё терзали его измученную душу. Образ Лори; такого, которого он встретил в университете.


Ухлёстывать за младшекурсниками — хорошенькое дело, и так вышло, что Анкер стал объектом внимания слегка нагловатого «старшего».


— И что это здесь такое? — рука хлопнула по столу совсем рядом с компьютером парня. Высокий и слегка худощавый старшекурсник с исписанным листом в клетку в руках навис над занявшим столик Анкером. — Программист, что ли?


На экране и правда был код, однако… На деле он только «помогал» с заданиями, выполняя их за других, при этом занимаясь на филологии. На таком выборе настаивала мать: она считала, что толковую работу её странноватый сын в любом случае не найдёт, а учителя нужны были отовсюду — в крайнем случае она вынудила бы его остаться преподавать в университете. Анкер ненавидел учёбу всей душой.


Но наибольшее отторжение вызывали у него одногруппницы, которые, хихикая, не упускали ни одной возможности поглумиться над единственным парнем в своей группе. Они смеялись, поскольку он носил безразмерные толстовки, всегда таскал за собой ноутбук и отращивал волосы, собирая их в хвост… Им не по душе было, что Анкер часто красил шевелюру то в рыжий, то в чёрный, пытаясь отыскать нечто, подходящее ему. И если бы парень знал способ пораньше получить диплом и исчезнуть из раздражающего заведения, он бы уже это сделал.


— Я к тебе обращаюсь вообще-то, — Лори выдвинул стул и плюхнулся рядом. Его длинные пальцы стянули с носа Анкера очки (в основном он надевал их для работы или просто когда желал спрятаться от всего мира за парой мутных стекляшек), повертел их в руках, надел.


— Пошёл к чёрту, — не отрывая взгляда от экрана, произнёс Анкер. Он не повысил голос ни на полтона, и это, казалось, ещё больше заинтересовало старшекурсника. Как будто ему никто никогда не отказывал.


Зато Анкер отказывал множество раз — несмотря на то, что ни ростом, ни телосложением он не вышел, некоторые тренировки позволяли не давать себя в обиду. Многих цепляла его внешность. Некоторые «подкатывали» к нему, думая, что перед ними симпатичная девчонка; другие осознанно искали смазливого мальчика… И приходилось каждый раз доказывать, что ни под одну из этих категорий он не подходит, пусть даже носит очки и собирает волосы в хвост.


— Разве тебе не скучно в столь унылом заведении? — Лори облокотился на стол, заглядывая в экран. Сложно было поверить, но Анкер продолжал время от времени печатать, как будто рядом и не было никакого «опасного старшего».


— Верни очки, — выдохнул парень, раздражённо глядя на непрошенного гостя. — Скоро звонок, опоздаешь на пару.


— Только дураки ходят на занятия, — в тон ему ответил Лори, не сдвинувшись с места ни на миллиметр.


Наглец.


Анкер слышал об этом высоком парне самое разное, начиная от того, что тот является сыном какого-то крупного шишки в городе, и заканчивая слухами о его любовных похождениях. Последние рассказывали о том, что Лори переспал, во-первых, со всеми девушками университета, во-вторых, значительной суммой вынуждал и парней заниматься с ним любовью. И кто знает, авторы слухов завидовали более удачливым однокурсникам или же порицали этого парня…


— Вот как, — Анкер встал, захлопнул ноутбук, сунул его в сумку… Набросив на плечи куртку, он снял с наглеца свои очки, подхватил вещи и уверенно зашагал прочь, про себя добавив, что в таком случае он совсем не против побыть дураком.


Это было так давно… Парень сжал руки в кулак и толчком поднялся на ноги. В его новой квартире, куда он съехал (правильнее было бы сказать: сбежал) после расставания с Лори и выпуска из университета, всё ещё было до ужаса холодно.


Набросив на дрожащие плечи тёплое зимнее одеяло, Анкер каким-то чудом добрался до батареи, присел на корточки и одеревеневшими пальцами раскрутил вентиль до максимума. Конечно, это не согрело квартиру мгновенно, и всё-таки… Он выпрямился, плотнее укутываясь в одеяло. Была ещё одна причина, по которой Анкер сбежал из большого города, где мог бы жить припеваючи и никогда не встречаться с Лори.


Привычный парню мир пошатнулся в день выпуска, когда после долгой пьянки он возвращался на съёмную квартиру. Было далеко за полночь, улицы пустовали, и только Анкер молча и угрюмо брёл по тротуару, уже осознавая, что никогда не станет работать по специальности.


Это походило на сон.


Откровенно говоря, если бы парень не чувствовал себя абсолютно трезвым, он бы точно списал всё на алкоголь, поскольку пролетающие по небу человеческие фигуры казались абсолютно нереальными для обычного человека. А когда парочка (казалось, они сражались) приземлилась в несколько кварталах от него, разнося в пыль асфальт, Анкер поспешно скрылся в ближайшем подъезде, где и просидел едва ли не до самого утра, пока на улице не появились люди. Дворники, прохожие… Все, кто мог уверить его в том, что вселенная ещё не разваливается на части.


По крайней мере, трещины на асфальте были на месте (парень для верности даже сфотографировал их), но никто не задумывался, откуда бы подобному разлому посреди города взяться за одну ночь… И Анкер решил, что где-нибудь на окраине будет безопаснее. Подальше от всех странностей, Лори, университета и матери — пусть всё плохое останется в этом городе, а сам он, расправив плечи, двинется дальше. Даже если для этого придётся считать себя немного сумасшедшим.


Квартира медленно прогревалась.


Анкер встал, теперь глядя в слегка мутное и явно давно не мытое окно. Оно было совсем крошечным по сравнению с теми, к которым парень привык за время совместной жизни с Лори: возможно, у того был пунктик относительно этого, но с тех пор невозможно было смотреть в такие вот узкие прямоугольники, поскольку они, скорее, напоминали бойницы.


За окном было так же по-осеннему мрачно, как и на душе у Анкера. Небо затянули серые тучи, а потому мир окрасился в оттенки чёрного и белого, словно старое, засмотренное многими поколениями кино. Здесь недоставало чашечки крепкого кофе и беззаботной современной книги ни о чём (классики он и без того начитался за время учёбы в университете). И чтобы не требовалось платить за квартиру, искать работу и вообще жить — только смотреть в это узкое окно, сквозь которое любой день кажется мрачным и пыльным, и не думать о наступлении «завтра».


— Да чтоб его… — тихо и отвратительно беззлобно пробормотал Анкер, когда телефон на кофейном столике у дивана ожил и завибрировал.


Парень приблизился и взглянул на ярко светящийся в темноте утренней комнаты экран. В строке уведомлений висело непрочитанное сообщение в новом чате… И как назло, именно такой тип извещений показывали без текста: можно было только взглянуть на фото и ник отправителя. А это результатов не дало (Анкер мысленно перебрал список своих знакомых, но не нашёл никого со странным ником «Рох», который, учитывая возрастную категорию приложения, мог обозначать почти что угодно). Фото отсутствовало.


Ну конечно…


Анкер бегло прикинул портрет своего собеседника. За тридцать, но мыслит себя «в тренде», явно богат и не считает нужным этого скрывать, со странными и слегка непривычными замашками. Подобный мог быть для него только одним из заказчиков, причём не из тех, кто покупает работы для университета… И потому парень, мысленно попрощавшись с возможностью нормально позавтракать, провёл пальцем по стеклу и кликнул на уведомление.


В чате было всего одно тоскливо мерцающее сообщение:


«Добро пожаловать в город».


Несколько раз перечитав нехитрые слова, Анкер так и не смог отыскать в них ни шифра, ни тайного смысла, однако даже сама идея того, что некто в такую рань занимался чем-то настолько бесполезным… Парень задумчиво смотрел на экран, не зная, стоит ли ответить. Он не занимался совсем уж противозаконной деятельностью, чтобы какая-нибудь организация решила отслеживать его перемещения, однако частенько ходил по краю зоны дозволенного, если платили достаточно.


В итоге, так и не приняв никакого решения, Анкер вместе с телефоном двинулся на кухню. Небольшое помещение, где едва могли поместиться два человека, вряд ли можно было окрестить хотя бы столовой, пусть арендодатель заявлял, что таковая в квартире присутствует.


Врал, конечно.


Парень закрыл лицо руками, замерев над плитой, и некоторое время стоял вот так, вдыхая собственный запах. Его вновь вывело из транса движение телефона — очередное уведомление.


«Тебе не кажется, что в этом городе немного… скучновато?» — Рох соблюдал все знаки препинания, и от этого становилось тошно. Как будто снова придётся сдавать зачёт по чистописанию той неприятной преподше с её уверенностью, что хорошим учителем может стать только женщина с детьми.


Анкер прикрыл лицо ладонью и наконец позволил себе ответить:


«Не зная местности, нельзя высаживать десант».


В интернете он пользовался исключительно цитатами из военных справочников самых разных годов выпуска. Это «старило» образ парня на десяток или два лет, а ещё никто не смог бы узнать его по личному стилю, если когда-нибудь Анкер захочет выйти из тени, назвать своё настоящее имя и заняться легальной деятельностью. (От самой мысли о подобном ему стало смешно: нигде не платили такие деньги, как он зарабатывал здесь, а ещё… парень любил свою работу, как странно бы это ни звучало.)


Отвлёкшись от своего настырного утреннего гостя, парень вернулся к плите. Следовало поставить чайник, чтобы выпить согревающего кофе, потом — отыскать приличную одежду и прогуляться по новому городу, где ему предстояло обитать ещё кто знает, сколько часов. Плана на день не было, острой необходимости выходить из дома — тоже… Но Анкер твёрдо знал: он должен осмотреть улицы и лично убедиться, что хотя бы здесь с неба не падают незнакомые люди.


Вибрация вынудила его снова оставить воду наполовину набранной. Теперь сообщение гласило:


«Ты видел то, чего не должен был. У тебя есть два варианта. Можешь или самостоятельно мне сдаться, явившись по указанному адресу, или попробуй убедить меня, что твоя жизнь стоит глобального риска».


Анкер не позволил врагу подумать, мол, испуганный мальчишка не в силах и двух слов связать, потому тут же набрал сообщение.


«Вам невыгодно связываться с тем, чей покровитель сильнее Вашего», — это было цитатой лишь наполовину, поскольку, во-первых, настолько экстравагантных книг о тактике парень никогда не читал, во-вторых, ему хотелось припугнуть незнакомца, а для этого всегда требовалось выйти из тени.


«Покровитель? Мальчик, будь ты связан с нашим миром, у тебя была бы хоть какая-то защита. Не глупи. Я ведь могу лишить тебя всего за полчаса».


А вот теперь страх действительно мурашками очертил позвоночник. Анкер не написал ни слова, только заблокировал телефон и наконец зажёг конфорку под чайником. Плюхнулся на табурет, видавший виды ещё двадцать лет назад, и прислонил руку ко лбу.


Бежать было некуда. Если его отследили по тому заковыристому пути, которым парень добирался сюда из столицы, пытаться и далее таким образом скрыться попросту бессмысленно. Только вот… Какой вариант выбрать? Прийти и сдаться с повинной или же попытаться показать незнакомцу свои навыки? По сути, оба варианта означали одно и тоже, менялось только место встречи…


Он выпил горячий кофе в два глотка, распотрошил чемодан и отыскал более-менее приличные джинсы и рубашку (конечно, пуговицы он едва ли не наполовину оставил расстёгнутыми), собрал волосы в хвост. В последнее время его шевелюра была почти чёрного оттенка, но за период побега цвет вымылся, и теперь Анкер, скорее, отливал грязно-пепельным цветом. Желания тратить полчаса на покраску ради какого-то наглеца не было. Последний штрих — парень отыскал в ящике стола старые прямоугольные очки в рыжей оправе — и образ был завершён.


Сунув ноутбук в сумку, он ещё раз окинул себя критическим взглядом в зеркале и сам с собой согласился, что лучшего в пять утра у него всё равно бы не вышло.

editor-pick
Dreame-Editor's pick

bc

Академия Арктур-1. Невеста волка

read
15.0K
bc

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ЧУВСТВ

read
25.1K
bc

Стая оборотней

read
7.9K
bc

Я тебя не знаю

read
19.0K
bc

Девочка МОНСТРА

read
4.7K
bc

Служебный роман [18+]

read
21.2K
bc

Охота на птичку

read
5.0K
dreame logo

Download Dreame APP

download_iosApp Store
google icon
Google Play