bc

Падший | 18+

book_age18+
236
FOLLOW
1K
READ
revenge
mxb
serious
genius
expert
mercenary
city
first love
twink
selfish
like
intro-logo
Blurb

Бесспорно, жизнь тяжела... Особенно после зоны... Ведь как только на свободе окажешься, на мир смотришь совсем по-другому: страшась неизбежного и подозревая каждого мимо прошедшего. Бывшие враги всплывают на поверхность, после многолетнего затишья на дне. Только вот, кто же знал, что и Она окажется в списке желающих уничтожить меня.

Поражён.

Атакован.

Обречён.

Уничтожен...

Я пал слишком низко... Я пал слишком больно...

chap-preview
Free preview
Part 1
В человеческой жизни и правда с каждым годом зарождаются всё новые ценности, которые со временем только крепнут, становятся устойчивее. Молодая девушка или же юноша, совершенно независимо от пола, национальности или цвета кожи, дорожат разными вещами, которые могут быть как материальными, так и простым воображением – мечтами. Кто-то считает, что самым важным в жизни является семья: родители, дети, домашние животные. Кто-то опирается на количество денег, хранящимися на банковской карте, сейфе или том же самом кожаном кошельке. Те люди не могут представить своё существование без этих жалких купюр и даже из-за них в силах пойти на предательство близкого, на ужасный поступок, граничащий с убийством или кражей. Однако нельзя утверждать, что без денег жизнь станет беззаботнее. Они важны. И для разных людей занимают определённое место в их головах. Те ценности перечислять можно безгранично, ведь каждый человек уникален и отличается от других. Да вот только… Стоит отметить и свободу, которая у некоторых особей колышется на грани и вот-вот может быть отнята. Будь то жестокий муж, контролирующий каждый шаг своей жены или злой начальник, которому обязан подчиняться работник. Однако закон поступает куда беспощаднее, наказывая виновника преступления заключением в тюремной камере, срок которого зависит от тяжести содеянного проступка. Некоторые считают, что хуже сырой и мерзкой зоны ничего не существует на свете. Жуткие тараканы и жуки, ползающие в каждом углу. Они так ловко перебирают своими многочисленными лапками, скребутся ими об бетон и даже, бывает, падают с потолка на голову или лицо! Неприятные соседи по камерам, разбойники, воры и убийцы, совершенно не знающие нормы морали и понятие личного пространства. Хотя, о какой морали может идти речь в таком месте. Те камеры полны заключённых, что заперты там не просто так, не за хорошие манеры и добрые поступки. Это преступники, некогда пожелавшие обмануть закон себе на благо, желавшие выделиться из толпы крайне неординарным образом. Однако в сердцах их кишит ярость и злоба за то, что какой-то дедок, вырядившийся в судейский балахон, вынес приказ о лишении чужой свободы. Зачастую происходит так, что страдает совершенно невиновный человек, да вот только, большинство преступников заслуженно отбывают своё наказание. Срок тюремного заключения совершенно разный. Но независимо от его длительности, побывавший там человек тут же меняется, без какой-либо возможности на восстановление той личности, что была до. Будь то в лучшую сторону или же нет. Однако, как только подходит время долгожданного освобождения, внутри возгорается давно потухший огонёк радости и счастья. Просыпается то чувство, будто бы заново родился. Четыре года Джон Камбелл провёл в мерзкой камере с далеко не лучшими соседями, ну а сейчас, когда его наконец отпустили, юноша совершенно по-другому вдохнул свежий воздух, ощущая давно позабытый привкус свободы. Он широко распахнул глаза, оглядывая яркое солнце, что так и выжигала слизистую, однако теперь он заметил в том жёлтом кругу на небосводе немного другой цвет, которому, кажется, даже не придумали ещё название. Ведь всё вокруг ему казалось не таким, как раньше. Только из тюрьмы освободившись, в голове возникает мысль: “Вот теперь-то я начну новую жизнь и покончу с прошлым”. Человек клянётся самому себе, что больше ничего противозаконного точно не повторится. Он идёт с ясной головой и чистым разумом домой, начиная вновь то, что некогда упустил – достойную жизнь. Да вот только Джон не такой… Он совершенно другой… Глаза его щиплет от яркого света солнца, после чего тот прикрывает очи своими большими руками, даёт себе пару минут на восстановление, на принятие всего того, что произошло с ним за последние четыре года, учитывая и сегодняшний день, что так ото всех предыдущих отличается. И потом он убирает кисти от лица, до сих пор век не распахивая, будучи в свою тьму погружённым. Мимо прохожие тщательно разглядывали его лицо и даже оборачивались, перешёптываясь, удивляясь. Ведь никто и предположить даже не мог, что настолько красивый и молодой парень отсидел уже тюремный срок. Угольно-чёрные длинные волосы были растрёпаны. Они не образовывали никакой причёски или старательной укладки, однако всё равно выглядели не столь вызывающе, чего, к сожалению, или всё-таки, к счастью, нельзя было сказать о возмужалых его изгибах. Дерзкие и острые черты лица всегда вызывали у девушек восторг, особенно у тех, кто любил типаж “плохого мальчика”. Кости на кистях выпирали заметно, а сами руки от запястья до локтя обвивали, словно цепи, сильно выраженные вспухшие вены. Малейшее движение с его стороны, и сухожилия, мышцы напрягались, действительно устраивая потрясающее зрелище. Да и в общем телосложение двадцатичетырёхлетнего парня завораживало: подтянуто, выточено словно самим Сатаной. Однако это было не так… Аполлон позаботился о его теле… А вот правитель подземного царства принял на себя плетение из мельчайших, очень тоненьких ниточек поганый характер Камбелла. Действительно стараясь на славу. Звуковой сигнал недалеко стоящего автомобиля привлекло внимание Джона. Юноша поспешно и даже для самого себя слишком резко распахнул очи, тут же зрачки устремляя на до жути знакомую машину. Однако взгляд его был жестоким и дико недовольным, будто бы этот человек, что просто нажал на сигнал, совершил покушение на Камбелла. — Как же, чёрт возьми, я давно не видел тебя, брат! — радостно воскликнул темноволосый парень в солнечных очках. Этот юноша чуть было не выскочил из кабриолета, дабы обнять близкого для себя человека, да вот только не спешил с нежностями, лишь локоть пафосно закинув на дверь с опущенным стеклом, вторую же руку упокоив на кожаной обивке руля. Некогда недовольный взор младшего обмяк, как только Джон узнал не только автомобиль, но и водителя. — Дэнни! — лицо островатое озаряет искренняя улыбка. — О Боже, ужасно выглядишь! — наигранно сморщился, оглядывая юношу в очках, у которого брови вздёрнулись кверху. — Моя машина тебе явно не подходит. Откуда у тебя ключи? — то и дело посмеиваясь, Джон всё-таки сел на пассажирское сиденье. Весь салон автомобиля был белоснежным, чистым, будто бы только куплен. А сам же кузов казался чернее волос Джона, пускай и украшало его матовое покрытие. Камбелл соскучился по своему лучшему другу, соскучился по своему автомобилю, из-за чего оглядывал всё сразу, да с такой любовью, что не удержался и обнял Даниэля первым, пускай и раньше он так никогда не поступал. — Ох ты ж, — Мортон явно такого не ожидал от младшего, однако отрекаться от объятий не стал, ведь посчитал это слишком невежественным. — Какие нежности, — а после же хихикнул несколько нервно. Любвеобильный и сентиментальный порыв оказался совершенно недолгим. Юноша отпрял от друга и вальяжно развалился на пассажирском сиденье, руки при этом закинув за голову, а взгляд устремив куда-то вперёд. — Теперь я снова на свободе, — басистый его низкий голос прозвучал на редкость мягко. Наслаждение от столь обыденного переполняло его изнутри. Юноша резкими движениями из бардачка достал упаковку любимых сигарет и тут же закурил одну, оставшиеся кидая обратно. Он знал, что там всегда лежит табак, бывает, даже травка. И никто не смел перекладывать вещи Джона, потому что понимали, насколько яростной окажется волна недовольства юноши. Едкий дым проникает в лёгкие, оставляет не столь приятный привкус на языке, раздирает глотку, но брюнет так давно не курил именно эти сигареты, именно его любимые, без которых раньше он и дня протянуть не смог бы. А тут… Целый год… Год, как Дэнни перестал приходить к нему и тайно передавать никотин. — Совсем позабыл обо мне, Дэнни, — именно в этот момент, когда Джон начал было говорить, Мортон надавил ступнёй на педаль газа, после чего колёса заверещали по асфальту, а громкий звук двигателя частично заглушил слова младшего. — Чего сказал? — Мортон не расслышал. Камбелл обернулся на друга, губами еле держа сигарету. Его глаза сощурились, а взгляд стал серьёзнее… Гораздо… Он заметил в Даниэле изменения. Так быстро. За какие-то несколько минут. Однако уже это заставило юношу задуматься. Даже посмел предположить, что просто сам изменился, что совершенно от Мортона отвык, поэтому поведение друга кажется ему странным. Да вот только Джон поспешно состроил невозмутимую гримасу, словно ничего и не было, словно ничего и не заметил. — Да так, — наиграно улыбнулся краем губ, отворачиваясь. Даниэль стал другим. Не таким, как раньше. Стал более активным, резким и… Можно даже назвать его непредсказуемым. Когда-то лучший друг был спокойным и не слишком разговорчивым, однако теперь… Теперь он за эти четыре года изменился. Джон не намерен был ехать в собственном же автомобиле под гул своих гнетущих мыслей, именно из-за этого и перехватил сигарету пальцами, стряхнул пепел и потянулся к магнитоле, намереваясь включить музыку, которая хоть как-нибудь перекрыла голос в голове. Друзья ехали в тишине несколько минут. У Джона то и дело тлела сигарета, но юноша поджигал всё новую, пытаясь расслабиться от того напряжения, что внезапно такой лихой волной накрыла его с головой. Парень не качал головой под бит мелодии, не подпевал, создавая впечатление, будто бы на заднем плане ничего и вовсе не играло. Камбелл обернулся на Дэнни, в то же время выкидывая очередную сигарету, вынуждая дымящийся бычок остаться далеко позади дорогого автомобиля. Зрачки сталкиваются с левым коленом старшего, что нервно подёргивалась то и дело, а после же глазки чёрные его поднимаются немного выше, подмечая и длинные фигуристые пальцы Даниэля, что без устали тарабанят по рулю, но совершенно не попадают в бит музыке. Казалось, будто бы парень содрогается от переизбытка каких бы то ни было эмоций, не в силах остановить происходящее. Подобное заставило Джона в который раз нахмуриться и глубоко задуматься, оглянуть лучшего друга с ног до головы, а после же и вовсе отвернуться, дабы не нагнетать обстановку и не портить своим внешним видом настроение Мортону, пускай и своё к концу дня поднять будет тяжело. Почему-то юноша корил себя за такую внимательность. Он придирается к мелочам, накручивает себя, а в глаза тому человеку и слова не скажет, делая вид, что всё хорошо… Всё в порядке. Это изнутри выворачивает, доставляя далеко не лучшие ощущения. Несколько минут ребята всё ещё молчали. Дэнни продолжал хаотично трясти конечностями, а вот младший же наконец обратил своё внимание на местность в округе. Различные дома и небольшие пристройки сменялись одна за другой, тогда-то Джон осознал, что это не та дорога, ведущая к их офису или же месту жительства одного из друзей. Совсем скоро покажется трасса, а за ней и пригород, в котором ранее Камбелл был лишь проездом. Понимание настигает не сразу из-за столь большого количества информации в его голове, однако, когда всё-таки наступает кульминация, парень недоумённо оборачивается на старшего, вскидывает свои чёрные ровные брови, начиная говорить. — Куда мы едем? — Нужно закончить одно дельце, — не отрывая взгляда от дороги, Даниэль продолжает нестись со скоростью сто восемьдесят километров в час. И на самом деле Джон удивился, совершенно не понимая, по какой причине Мортон не предупредил его об этом, ведь на своей памяти не припомнил бы и единого момента, когда подобное происходило до его заключения в тюрьму. Да к тому же, насколько это “дельце” срочное, что заканчивать нужно его прямо сейчас. — О чём ты? — однако на вопрос младшего Мортон отвечать не торопился, оттягивая самое интересное. — Дэнни, —да вот только тот настаивал, плавно соскальзывая с нейтральной, на более серьёзную ноту. Но юноша всё также продолжал хранить молчание, тем самым не на шутку зля лучшего друга, что и так был обижен на его поведение. Ведь Даниэль постоянно приходил к другу в тюрьму, постоянно приносил разные подарки: запрещённые и нет. Все три года… Однако последние же двенадцать месяцев оказались для Джона настоящим испытанием, которое он отбыл в полнейшем одиночестве. — Ты не понял меня? — зубы сжимаются под натиском его сильных челюстей. — Отвечай на вопрос, когда я разговариваю с тобой, — строго, принудительно и даже несколько грубо Джон продолжает. — Ой, вы только посмотрите какой ворчун, — нервно хихикнул, протягивая начало. — Вообще, пока тебя не было с нами, мы много чего успели сделать, — хвастается. — Однако это задание и правда застало нас врасплох, — продолжает Дэнни. — До сегодняшней поры. В таком случае Даниэль более не смог сопротивляться и отстаивать своё молчание, из-за чего юноша просто был вынужден ответить другу. Однако не прямо, не по фактам, разложенным по полочкам, а настолько завуалированно, что, кажется, даже сам Мортон не до конца понял, о чём только что сказал. — Что это значит? — очевидно, что Камбелл также не добрёл до истины. — Да так. Всего-то нужно подмести следы. Глаза округлились, стали гораздо больше, чем когда-либо. Джон, конечно же, понимал, что после каждой аферы приходится очищать за собой, так сказать, место преступления, однако за эти четыре года юноша сильно от всего этого отвык, поэтому не до конца уверен, что сможет и в этот раз помочь другу, учитывая ещё и тот факт, что Камбелл буквально час назад освободился от тюремного заключения, длиной в сорок восемь месяцев. Более расспрашивать о подробностях этого дела Джон у Даниэля не стал, посчитав это лишним. Он в очередной раз отвернулся от друга, устреми взор свой в окно кабриолета. Молчание. Еле слышная музыка. Громкий гул ветра. Их волосы буквально танцевали неудержимое танго, прядки путались, образуя узлы. И как ранее некогда отсидевший парень предполагал, Мортон повёз его по трассе в тот самый немноголюдный пригород. Полуразрушенные дома показались на горизонте, дорога местами была разрушена, из-за чего водитель был вынужден сбросить ту бешеную скорость, с которой они летели тогда. Но вот наконец парень останавливает транспортное средство, поднимает крышу и в ноль тонированные окна. Джон осмотрелся, понимая, что теперь они, как в бункере – их совсем было не видно. — Садись за руль, — только намереваясь выходить, напоследок сказал Дэнни. Однако тот не успел закончить свои действия, ведь юноша остановил Джон. — Для чего? — всё это казалось ему очень странным: поднятая крыша, сильно тонированные окна, ведь в этой машине есть и обычные, прозрачные разрешённые. Но особенно взволновала эта просьба перенять вождение на себя. — Как только я вернусь, сразу же сваливаем из этого места, — Даниэль широко улыбается, показывая свои белоснежные ровные зубы. И только тогда ему удаётся выйти из машины и закрыть за собой дверь. Однако Джон всё также сидел на пассажирском, взглядом провожая друга до того момента, пока тот не скрылся в дверях непонятного здания. Камбелл не стал противоречить или каким-то образом мешать планам своего друга, прекрасно понимая, что сейчас вновь происходить нечто незаконное. Пускай юноша и не желал возвращаться в тюрьму, но прекращать заниматься любимым делом, от которого он получает огромные деньги, не станет. Именно поэтому черноволосый поспешно пересаживается на водительское место, осматривает его, вспоминая, как управлять автомобилем, ведь совсем позабыл. Внутри мучала мысль: “Что будет, если я не справлюсь с управлением?”, ведь то незнание ситуации в целом пугала. Пускай и не так долго, как изначально думал юноша. Буквально через несколько минут из того здания выбегает Даниэль, на руках держа бессознательное тело какого-то мужчины. Так и не скажешь, жив был тот человек или уже нет. Мортон открывает багажник, кидает туда дряхлое тело, а после же, закрывая, поспешно прыгает в автомобиль на пассажирское место, где не так давно находился Джон. И сам юноша в шоке, в ужасе! Действительно от непривычки он немного растерялся. — Что ты творишь? — буквально в унисон с Джоном выкрикнул и Дэнни. — Гони! Они переглянулись, столкнулись взглядами, а после же старший вновь закричал, только намного громче и настойчивее. — Сваливаем отсюда!!

editor-pick
Dreame-Editor's pick

bc

Сломленный волк

read
6.3K
bc

Запретная для властного

read
9.3K
bc

Мнимая ошибка

read
46.7K
bc

Сладкая Проблема

read
57.1K
bc

Сладкая Месть

read
39.4K
bc

Снова полюбишь меня и точка

read
58.9K
bc

Будь моим счастьем

read
17.5K

Scan code to download app

download_iosApp Store
google icon
Google Play
Facebook