bc

Нереаль - Книга 2. Возвращение

book_age12+
14
FOLLOW
1K
READ
adventure
space
kicking
straight
high-tech world
others
like
intro-logo
Blurb

И я выжил. Я прошёл через пламя, но остался жив. А в результате лишь поменял одну тюрьму на другую. И я дрейфую в космосе в ожидании смерти… Внезапно я вижу корабль. Он несётся ко мне. Подбирает нас… Но для чего? И возникшая, было, надежда вновь сменяется отчаянием. Я был спасён, только чтобы снова вернуться в ад. И я возвращаюсь. Ради себя, ради неё. И ради нашего будущего. Я снова пройду через пекло. Я снова выживу…

Как бы это ни звучало

НЕРЕАЛЬНО…

chap-preview
Free preview
Пролог. Возвращение в На-Пали.
Огромный крейсер подлетал к планете. Налитая мощью боевая махина одним только видом внушала если не дикий ужас, то хотя бы опасение и уважение. На это именно и рассчитывали инженеры, когда проектировали его в первую очередь как военный корабль. Но даже если внешнего вида окажется недостаточно, то устрашит немыслимое количество орудий, что покрывают крейсер со всех сторон. Адмирал стоял, заложив руки за спину, и любовался пейзажем, открывающимся за огромным, вдоль всей рубки, куполом. Планета, которая являлась их целью, была ещё далеко и еле виднелась, но он вывел её крупным планом на большой экран. «Красивая планета. Красивый космос, красивый корабль». Хорошо быть адмиралом, командовать боевым крейсером. В должность адмирала он произведён не так давно. И сейчас он и этот корабль – на важной и ответственной миссии. — Адмирал, — сказал подошедший первый помощник. — Замечен искусственный объект. Земного производства. Только что покинул слои атмосферы и теперь дрейфует неподалёку от планеты. — На борту кто-нибудь есть? — Производим сканирование, — он удалился, а через минуту подошёл снова. — На борту – заключённый с корабля «Вортекс Рикер». Корабль исчез в этой зоне недавно. А также научный офицер с корабля «ИСВК»… — Что тоже исчез в этой зоне недавно. И что оба этих человека считались мёртвыми. Знаю. Подобрать!   * * *   Я смутно помню, что случилось, когда нас всосал внутрь большой корабль. Какие-то люди, механизмы, все носятся, суетятся… Киру унесли в спешном порядке в лазарет. Меня – в одну из пустующих пассажирских комнат. На военном корабле это та же тюремная камера, только побольше. Я не мог найти себе места, метался по комнате. Как бывшему заключенному, за пределы комнаты мне выходить было запрещено, что меня очень злило. Как там Кира? Я надеюсь, мы успели. Я знаю, что на этом корабле медотсек соответствующий, аппаратура способна срастить перебитый позвоночник. Если только вовремя. Меня разоружили. Отобрали всё. Даже переводчик и фонарик. Дневник оставили при мне после попыток его прочесть. Предусмотрительно я перекрыл доступ к информации моего дневника перед тем, как открылись двери шлюза, поэтому, не зная установленного мною пароля, добраться до записей они не смогли и, в конце концов, махнули на это рукой. Через пару часов мне принесли поесть. Как ни странно, голода не чувствовалось, поэтому я совершенно не притронулся к еде. Ещё через час за мной пришли. — Собирайся, — сказал громила в дверях. — Адмирал хочет тебя видеть. Собирать мне было нечего: эти бравые ребята всё из меня вытрясли ещё раньше – поэтому я просто вышел в коридор и пошёл вслед за громилой, а те двое, что охраняли мою дверь, конвоировали меня сзади. Не много ли чести простому зеку? Рубка производила впечатление. Нечасто я бывал до этого на таких больших крейсерах. А конкретнее – ни разу. Человек с нашивками адмирала, который сидел в командирском кресле, повернулся ко мне. Если они хотели меня ошарашить, им удалось. Вот уж кого действительно не ожидал увидеть. — Здравствуйте, заключённый номер две тысячи двести тридцать пять, — сказал адмирал. — Высоко летаешь, Венни, — сказал я угрюмо. — Адмирал, значит, да? — Вениамин Нарог, сэр адмирал! — громила, что стоял рядом со мной, дал мне подзатыльник. Я в ответ двинул локтем его под дых. Пока он, согнувшись пополам, глотал воздух (а я знал, куда надо бить), остальные спохватились – и в миг десять стволов были нацелены на меня. Пальцы подрагивали на курках. — Зачем же так грубо, первый помощник, — ухмыляясь, сказал Венни перегнувшемуся громиле. Ребята, уберите оружие. Итак, Джен, привет ещё раз. Как ты видишь, мы просто хотим поговорить. — Что тебе надо? Спасибо за спасение, но я знаю, что для тебя спасибо в карман не положишь. — Джен, Джен, где ты набрался таких фраз? От отца, наверное. Ай-яй-яй. Но ты прав. Кое-что нам от тебя нужно. — И что на этот раз? — язвительно сказал я. — Есть группа, которую надо отправить на миссию, и ни в коем случае не дать вернуться назад? В этом случае ты ошибся адресом, тут ты спец почище моего. — Что за грязные намёки? — Венни начинал злиться. — Ладно, пока забудем, но советую вести себя поприличнее. Ты же знаешь, твой напарник… напарница ещё жива. В груди разлилось тепло. Жива! Но на что эта обезьяна в форме адмирала намекает? — Если кто-нибудь тронет её!.. — угрюмо сказал я. — Ого! — адмирал насмешливо вскинул руки. — А Джен ещё, того и гляди, укусит! Десантники, стоящие рядом, стали пересмеиваться. — Что вам от меня надо? Венни взмахнул рукой в сторону окна. — Видишь эту планету? Над ней ещё скаржи летают… Я невольно взглянул туда. У меня перехватило дыхание. — Тормози!!! — заорал я. — Что? Что такое? — недоумённо сказал Венни. Тем временем десантники на всякий случай заломили мне руки и завалили на пол. Наверное, я слишком резко дёрнулся. — Что случилось, Джен? — спросил Венни, подходя ко мне вплотную. — На кой х**н надо останавливаться? — А ты думаешь, — прохрипел я ртом, придавленным к полу, — корабли здесь просто так падают? Венни всполошился и отдал приказ. Корабль, как и шкуру, ценил. Угробить ни то, ни другое не хотел. Поэтому лучше лишний раз послушаться чужого совета, никому ведь это не повредит… Крейсер дёрнуло. Включилось экстренное торможение, и корабль повис обездвиженно в космосе на безопасном расстоянии от феноменальной жадной планеты. — Почему падают корабли, Джен? — спросил адмирал. — Планета к себе их тянет, вот почему. — Невозможно! Мы ещё и на треть не подобрались к расчётной границе гравитационной зоны такой маленькой планеты! — Он прав, сэр, — вмешался один из научной команды. — Приборы показывают, что гравитационное поле планеты необычайно велико, и несколько, так сказать… э-э… — Насколько необычно? — Венни спрашивал у своего подчинённого, но ответил я. — Настолько. Как ты думаешь, мы смогли смыться с планеты? — Оно не действует на корабли в форме ракеты? — Вот дебил! — сказал я и получил по рёбрам от одного из десантников. — Эй, скарж возьми, больно! Скажи своим молодцам, пускай руки не распускают, а то не получите вы ничего от меня. — Сэр адмирал, — вновь вмешался научник, — по предварительным данным гравитационное поле неравномерно влияет на объекты разной тяжести. На меньшую массу она влияет непропорционально меньше. Похоже, планету покинуть могут только маленькие корабли, что они, — кивок в мою сторону, — и сделали. Мне ничего не оставалось, кроме как взглянуть на научника с уважением. Быстро поняли, в чём суть. — Хорошая работа, Эш, — одобрил адмирал и повернулся ко мне. Я посмотрел на него, не зная, что и говорить. Я не мог понять, что они от меня хотят. Мы уставились друг на друга, вспоминая прошлое. Наверное, он боялся меня. Хоть и у него было всё, а у меня – ничего. Хотя и уверены все, что это я был повинен в тех очень далёких событиях, а он наоборот – герой. Мы оба знаем правду. И он панически этого боится. Наконец, адмирал нарушил краткое молчание. — А ты, оказывается, крут, — усмехнулся Венни. — Знаешь, я даже не особо удивился, увидев выжившим именно тебя. Только из-за того, что ты был на том корабле, я посоветовал командованию послать именно «Вортекс Рикер», чтобы по пути в тюрьму он сделал крюк и исследовал опасную зону. Подёргайся, подёргайся, легче станет. Я знаю, насколько ты был удачлив. И вижу: не ошибся, а «Вортекс» был брошен на убой не зря. Поздравляю, первое испытание ты прошёл. Итак, к делу, — он стал прохаживаться по палубе, заложив руки за спину, изображая видавшего виды главнокомандующего. — Нам надо, чтобы ты спустился туда и нашёл останки упавшего корабля «Прометей». Там тебе нужно будет забрать блок памяти. Задача ясна? — Всё бесспорно, кроме одной маленькой детали: я туда, на планету, не собираюсь больше и ногой ступать. Проигнорировав мои слова, Венни продолжил инструктаж: — Блок памяти очень важен. Этот корабль располагает сведениями о некоторых колониях скаржей. Это – первые их колонии, которые мы обнаружили. Но они только в базах данных этого корабля. Как они туда попали, знать не положено ни тебе, ни кому-либо из присутствующих в этой комнате. — Да, — я рассмеялся. — И в том числе тебе. А ты не такая крупная пташка, какую из себя корчишь. — Поосторожнее в словах, — сказал адмирал, кивнув десантникам. Те тут же принялись прохаживаться ногами по моим болевым точкам. — Судя по всему, ты неплохо знаешь планету. Спустишься туда с ребятами в качестве проводника, найдёшь корабль, привезёшь блок памяти. Приблизительное местоположение корабля мы тебе предоставим. Десантники били со знанием дела: ощутимо больно, но осторожно, как бы не повредить чего. Я им и впрямь нужен. Тело от ударов ныло пару секунд. А потом боль быстро утихла и исчезла совсем. В принципе, я кое-что подобное и ожидал – уже немного привык к необычному вблизи планеты На-Пали. Но в тот миг на боль я совсем не обращал внимания. Намного важнее для меня было донести до тупорылых свою мысль: — Нет, вы полностью свихнулись! — вскричал я. — Вы меня совсем не поняли. Я не со-би-ра-юсь воз-вра-щать-ся на пла-не-ту! — чётко по слогам выговорил я. — Обратно в ад? Да ни за какие коврижки! — Как знаешь. Тебе же хуже. — И что будет, если я откажусь? — Заключённый Джен Рубецкий попытался бежать, — просто ответил Венни. — Или даже не так: заключенного Джена Рубецкого и, подчёркиваю, офицера Киры Аргмановой никогда не было на моём корабле. Я стиснул зубы. Шантажирует, сволочь. Кирой шантажирует… Что мне делать? Венни слов на ветер в отношении такого не бросает. Сказал – пристрелит, значит пристрелит. — Я согласен. Чёрт, лучше б мне сдохнуть! Я сделаю это за то, что вы вытянули Киру с того света, сказал сам себе я. — Вот и здорово! — Венни оживился. Штабная крыса, давно потерял форму десантника. — При некоторых условиях, — закончил я. — И каких же? — Первое: я желаю увидеть офицера Аргманову. Второе: получить назад мой переводчик и моё оружие. — Ну первое, допустим, ладно. А насчёт второго – фиг! Не дорос ещё. Да, а что такое переводчик? — Одно из устройств, что твои козлы отобрали у меня. Да не трясись ты, ха, десантник бывший, — я старательно подчеркнул слово «бывший», — ничего опасного. Просто переводит на таланский со многих языков. — Ну-ну. Ладно, получишь ты свой переводчик. — Когда я смогу навестить Киру? — Да хоть сейчас. Господа, не смейтесь, но, похоже, Страшный Джен снизошёл до непозволительного десантнику сентиментализма. Под довольное ржание десантников меня выпроводили из рубки.   * * *   Кира лежала на твёрдой койке недвижимо. Её корпус был закрыт в специальный доспех – нужная вещь при переломах позвонка. Держит спину в покое, в прямом положении. Нечто вроде того скаржьего кокона, только наше, человеческое. Руки и ноги оставались свободными, но также были бездвижны. — Помните, ей нельзя двигаться, — сказал врач. — Говорить она может. Но лучше бы ей пока полежать без движения. Знаете, ещё бы пару часов без медицинской помощи, и ей не выжить… Я вздрогнул. Чтобы я тогда делал? В самом бы деле исполнил угрозу, данную богу? Но всё хорошо, что хорошо кончается. Лучше не думать об альтернативностях. — Сколько ей нужно для полного выздоровления? — Около двух стандартных тересских суток. — Спасибо, доктор. Я подошёл к Кире. Присел рядом. Она вздрогнула, ощутив присутствие, открыла глаза и слабо улыбнулась, узнав. — Привет, Джен. — Привет, — у меня перехватило дыхание. В который раз уже за последнее время… — Спасибо… Ты не бросил меня. — Я никого никогда не бросал, малышка. А тебя бы вообще не смог, — я взял её за руку. Её ладонь была тёплая, чуть шевельнулась, возвращая пожатие. — Джен, а с кем ты говорил, когда нёс меня к ракете? — Ты была в сознании? — Была. Я кое-что видела сквозь полуприкрытые веки и слышала, только ничего сделать не могла. Знаешь, как это страшно… Всё, как в тумане, толком ничего не помню из того, что ты говорил. Я потеряла сознание только, когда мы уже взлетали. Ты разговаривал со своим внутренним голосом? — Нашла о чём вспоминать, — я пригладил ей волосы. — Так, один старый друг. Действительно, что-то вроде внутреннего голоса. Она опять улыбнулась. — Как хорошо… Всё уже позади. Джен, мы не разойдёмся теперь в разные стороны? Бедняжка… — Не разойдёмся. Я возвращаюсь. — Что? Куда? — На планету. — Зачем? — прошептала она. — Так надо, Кира, — мой голос звучал глухо, безжизненно. Кира не могла не услышать нотку отчаяния. В самом деле, когда слишком часто черпаешь удачу, можешь исчерпать до дна. И её не хватит. — Джен, пожалуйста, не ходи. Не смей, Джен! — она уже кричала, сделала неимоверное усилие, приподняв своё тело вместе с доспехом, и прижалась ко мне, обхватив руками. — Тебе же нельзя двигаться! — пробормотал я, пытаясь уложить её на место. Мне на помощь пришли санитары. — Помни, — прошептал я ей на ухо. — Постарайся поправиться. Думай, о том, что будет, когда я вернусь. Не думай о том, что будет, если. Я поцеловал её лоб. — Помни, — прошептала она в ответ. — Возвращайся. Если ты не вернёшься, я умру…   * * *   Выступление назначили на завтра. Мне вернули переводчик и кое-что из инвентарных мелочей. Всё остальное, включая оружие и даже прожектор, конфисковали ввиду нецелесообразности моего владения ими. Где-то вечером по корабельному времени мне в очередной раз принесли еду. Потом вырубили свет, говоря этим, что наступило время отхода ко сну. Спать мне совсем не хотелось. Я ходил по тёмной комнате туда-сюда. Потом я всё-таки решил прилечь. Завтра тяжёлый день, надо отдохнуть. И как только я понял это и прилёг, на меня внезапно напала дрёма. И я уснул…   * * *   Полёт… Только на этот раз не замок, а «Вортекс Рикер». Корабль, врезавшийся в скалу. Я парил над ним, видел сам корабль, видел водопады, озеро внизу, хижину за кораблём… Птицы, описывающие круги вокруг корабля. Место, где началось моё странствие. Аббатство. Я парил в метре над землёй. Прямо перед воротами. Развернулся, чтобы посмотреть на деревню, в одном из домов которой мы ночью прятались от скаржей. Затем резко взмыл вверх, к башне, где некогда я впервые взял в руки артиллерию. Замок. Замок нали. Тот, что постоянно являлся мне во снах. Сейчас я лечу прямо за нали, между факелов пышущих искрами… Тот мерно шагает по мосту к главным воротам. Я не думаю, что он видит меня, как и раньше, как и все нали, сквозь которых я пролетал. Но вот он разворачивается, смотрит мне прямо в глаза и приглашающе взмахивает руками. На-Пали зовёт меня…   * * *   А тем временем в ином месте, за тысячи километров отсюда, жуткое существо видело совсем другой сон. Этот сон приходил к нему уже не раз. И всякий раз он заканчивался одинаково. Вот он, непобедимый, появляется, чтобы увидеть, кто посягнул на его владения. И он видит эту жалкую букашку, которая однажды осмелилась выиграть у него бой! На этот раз он хорошо вооружился. Но всё равно ничего не может сделать. И букашка вновь ускользает. А он сам… Он чуть не погиб. Единственное, что его спасло – отменная реакция. Когда пол приближался, он понял, что всё – смерть. И всё-таки успел нажать на кнопку. Каменная глыба, давившая ему на голову, приземлилась на пол, а он, не думая о месте назначения, перенёсся из-под неё как можно дальше. Ему повезло – он появился на открытом месте, а не где-то внутри скалы, где неминуемо бы умер. На этом месте сон всегда обрывался, и начиналось пробуждение. Существо встало, расправило крылья и взлетело. Он всегда был на фронте, хоть и являлся Повелителем. Он любил кровь, любил жертвы. Он всегда был на передовой. Никогда не отступал. И тем более не собирается отступать сейчас. Да, глупо он поступил. Едва заслышав о странной планете, обнаруженной на самой границе фронта, он, как всегда, ринулся в первых рядах. Теперь он застрял здесь. Да, его союзницы уже нет в живых. Одной из тех, которым он продал свой народ и благодаря этому обрёл такую власть. Могущественная бестия из другой Вселенной мертва, убита той самой не менее могущественной и загадочной букашкой. Но букашка тоже мертва. И поэтому теперь его планам ничто не угрожает, и его собственное могущество ещё может вернуться. Он вскинулся, зычно призывая остатки своей армии. А затем, выслушав доклады, принялся раздавать приказы.

editor-pick
Dreame-Editor's pick

bc

Сладкая Месть

read
38.7K
bc

Непокорная для двух Альф

read
14.8K
bc

Запретная для властного

read
7.9K
bc

Город волков. Белая волчица.

read
88.1K
bc

Сломленный волк

read
5.7K
bc

Мнимая ошибка

read
45.9K
bc

Сладкая Проблема

read
55.6K

Scan code to download app

download_iosApp Store
google icon
Google Play
Facebook