bc

Покажи мне, как ты ревнуешь

book_age12+
75
FOLLOW
1K
READ
possessive
opposites attract
second chance
sensitive
versatile
popstar
bxg
lighthearted
city
actor
like
intro-logo
Blurb

Если бы я только знал, когда видел тебя в последний раз, что это была финишная прямая, то я бы постарался запомнить твоё лицо, твою походку - всё связанное с тобой. И если бы я только знал, когда в последний раз целовал тебя, что именно он был крайним - я бы никогда не остановился.

chap-preview
Free preview
Part 1
Вероятно, каждый считает, вступая в отношения, что “да, он – тот самый, которого я ждала все свои годы!”, начинается период, когда Он дарит Ей роскошные букеты её любимых цветов, когда Он водит Её по ресторанам, кафе и кинотеатрам, а потом, возможно, сближается, становятся друг с другом всё ближе и ближе, но только до тех пор, пока одному из них не надоест. Такое часто случается и, в основном, заканчивается совсем неутешительно. К сожалению, но рано или поздно всё равно наступит тот момент, когда пути, которые всё это время казали бесконечными, кончаются – расходятся. Со временем когда-то влюблённые становятся друг от друга всё дальше. А ведь в самом начале того разрыва закрадываются мысли, что те двоя были созданы друг для друга, и, быть может, всё ещё вернётся на круги своя. Всё будет как раньше, они забудете все ненастья, все ссоры и неудачи, они будут счастливы вместе… Снова... Только вот время не останавливается, оно продолжает идти своим чередом. Так и льются сквозь пальцы судьбоносные дни, тяжёлые недели и тягостные года. Становится совершенно неважно, насколько сильно они будут пытаться почувствовать это снова… Они всё равно больше никогда не поднимутся на три метра над уровнем неба… — Камила! Камила! Камила! — вдруг ни с того ни с сего раскричалась подруга. Девушка аккуратно несла поднос с заказом на нужный столик, за которым сидели посетители, в ожидании своего кофе и закуски. Камила обернулась на крики Мари, что возле телевизора радостно прыгала, в руках сжимая пластмассовый пульт, который вот-вот сейчас от сжатия её пальчиков треснет. Девушка догадывалась, что могло произойти, именно поэтому недовольно фыркнула в её сторону и продолжила относить заказ, пытаясь не обращать внимания на слишком возбуждённую сегодня девчонку, тараторя мысленно себе, лишь бы только кофе не пролить, ведь иначе посетитель будет недоволен. — Камила! Ну, Камила! — теперь же Мари, понимая, что младшая не обращает на неё внимание, по-актёрски надула губки, делая вид, будто бы на неё обижается. — Тут по новостям снова Эрика показывают! — только вот имя это услышав, девушка, что всего секунду назад поднос на нужный столик поставила, вдруг замерла подобно статуе. В груди непонятные шевеления стали доставлять дискомфорт, а лицо в непонятно жалобной мимике растянулось. Лишь об упоминании этого имени Камиле становилось не по себе, ей казалось, что в случившимся виновата она, хотя ведь так и было. Возможно, если бы была такая у неё возможность, то девушка отмотала бы время назад, не говорила бы тех слов, что заставили сердце юноши разбиться… Она бы не мучала себя… Она бы не губила Его… — Не кричи, Мари, посетителей распугаешь, — перед этим сглотнув вязкую слюну, официантка убрала заказ с подноса. — Ваш американо. Спасибо за заказ, — уважительно поклонилась головой. — Да ладно тебе, подумаешь расстались… Забудь о прошлом! — Камила не любила о прошлом вспоминать, а тут ей об этом фактически в лоб заявили, да к тому же и лучшая подруга! — Ох! Так это вы бывшая девушка Эрика Вуда?! — посетитель, а именно молодая девушка, возле которой и стояла Камила, восхищённо заговорила. Множество фанатов знаменитости подходят на улице к ней, спрашивают о личной жизни, об общении их с Эриком. Они все сильно докучают, лезут не в своё дело, а всё из-за чего? Из-за того, что когда-то у неё была любовь с Вудом?! Это несправедливо. И это сильно раздражает. — А почему вы расстались? — фанатка всё продолжала, в то время, как её, видимо, подруга, выпучила на Камилу глаза. Однако, как бы ей это не нравилось, девушка лишь мило улыбнулась в ответ, развернулась и ушла, делая вид, будто бы и вовсе данного вопроса не услышала. И вот так всегда… Мило улыбаться, говорить, что всё хорошо, а на самом деле по ночам горько плакать в подушку, во всём обвиняя лишь одну себя за свою глупость – за то, что упустила своё вечное счастье. Потому что другое может никогда больше за хвост не уловить. Камила подошла к Мари и несильно толкнула ту в плечо, лишь бы только на себя внимание привлечь, ведь глазки её были устремлены только в телевизор, а уши – на прекрасный бархатный голосок юноши по ту сторону, выступающий на сцене. — Ты можешь так не кричать?! — шёпотом прокричала. — Зачем ты таким образом привлекаешь внимание? — но Мари будто бы не поняла подруги негодование. — Ой, да ладно тебе, — младшая отмахнулась. — Он такой красивый, — а после же схватилась за щёки, закатывая блаженно глаза. — Я бы такого никогда не бросила, — тонко припомнила ошибку Камилы. — Ты сейчас серьёзно? — брюнетка возмутилась и, кажется, довольно-таки громко. — Ну а что? Не нужен был, так отдала бы мне, — вроде бы серьёзно, а вроде бы и вовсе нет, молвит красноволосая. Камила Купер выглядела достаточно миловидно и хрупко. Её миниатюрные ручки и ножки напоминали конечности ребёнка, но в то же время формы привлекали мужской пол. Фигуристая и красивая – всё, что парням и нужно было. Упрямство и в себе уверенность – это то, что никто и никогда в ней не отнимет никто. Те черты характера подтверждает ситуация, случившаяся с ней всего три года назад. Камила встречалась с Эриком, но тогда он был малоизвестен, небогат, однако и не в этом причина расставания, – а внимание. Купер нуждается в заботе, ласке, в присутствии частом того, кого любит всем сердцем, но вот только Эрик этого ей дать в отношениях не смог. Ему была важна работа, ведь он стремился к успеху, к славе, к богатству – и достиг, но уже без Камилы. Он был в неё влюблён, думал, что это навсегда. И каково было его разочарование, когда Купер заявила, что им нужно всё-таки расстаться. В его душе померк огонёк света, что отвечал за любовь, в нём разрушилась какая-то высотка, на которой он представлял их вместе… Лишь они вдвоём… — Официант! — посетитель за пятым столиком поднял руку и громко закричал. — Ох, уже иду! — в ответ воскликнула Мари, в руки подруги пихая пульт от телевизора. Девушка поспешно от старшей удалилась, выполняя свою работу, за которую получает небольшую выручку. Камила осталась стоять совершенно одна. И почему-то сейчас её глазки потянулись кверху, устремляя свой взор в экран телевизора. Знакомая фигура, знакомый голос, знакомый Эрик. Больно представлять, через что он в одиночку прошёл, чтобы всего этого достигнуть – стадион зрителей, тысячи фанатов, миллионы поклонников по всему миру. Его светлые мокрые от пота волосы мелькают при свете прожекторов; широко раскрытый рот, из которого вылетают, как красивые белые голуби, высокие ноты песен; влажная шея с распухшими от перенапряжения венами; жилистая фигура; королевская внешность, потому что роль преступника ему не шла, уж слишком на принца из сказок похож был. А вот Камила его полная по внешности противоположность – она маленькая, хрупкая, тёмненькая, а он – светлый, мускулистый и большой, как скала. В мыслях моменты пролетают обрывками, пускай их и мало было, но зато радостные, счастливые и запоминающиеся. Ей бы их повторить, да вернуться обратно девушка не сможет – посмотреть своими бесстыжими глазами в его ангельские не сможет… — Ничего уже не вернёшь, дурочка, — Мари долго ждать не пришлось – она тут как тут. — Перестань так пялиться, люди смотрят, — в руках листок с заказом пятого столика держа, она забирает и пульт из хватки подруги, переключая канал. Красноволосая откладывает пульт и уходит вновь, продолжая работать, что и Камиле советует, потому что босс не любил замечать своих работников за бездельем. Купер недолго ещё стояла на своём месте, кинула вновь взгляд на телевизор, где показывали новости, она тяжело вздохнула и повторила слова Мари: — Ничего уже не вернёшь… Вот так и проходит целый день. Девушки работают допоздна, лишь бы только получить долгожданную заработную плату за их труды. Солнце прячется за горизонтом, как и в любом конце дня. Маленькие белые точечки проявляются на потемневшем небе, собой образуя прекрасные созвездия, однако Камиле некогда их разглядывать. Мари убежала сразу же, как закончились рабочие часы, а Купер, как и всегда, осталась закрывать смену, потому что на это, кроме неё, никто не соглашался. Да и сама девушка была не против, что тут такого? Всё равно некуда торопиться… К тому же за время в одиночестве, в этом пустом кафе, можно было подумать обо всём… Можно было подумать обо всех… — Я и правда зря так поступила? —сердце колотится, но с каждом его ударом становится только больнее. — Он во мне… Разочаровался? — пускай и спрашивает саму себя, прекрасно уже зная ответ на заданный вопрос. — Конечно, разочаровался, — сминая в руке влажную тряпку, Камила продолжила протирать столы, пытаясь отогнать от себя посторонние мысли, однако ничего не получалось… Она лишь вновь вспомнила тот день… Flashback Яркое солнце согревает людей, что выбрались из своих домов на улицу. Его лучики трепетно касаются кожи, обжигают, из-за чего вскоре может появиться загар или небольшое покраснение. Прямая заасфальтированная дорожка, обрамлённая с одной стороны деревьями сакуры, что теряют свои лепестки, так как время цветения уже подходит к концу. А по другую сторону течёт река, по которой плавают круизные яхты, лишь бы только видом этим красивым с воды полюбоваться. Парочка любила гулять в Риверсайд-парк, однако удавалось это редко. Эрик мог позволить себе немного отдохнуть в свои выходные, которые продюсер ему назначал только спустя месяц кропотливой работы над собой и своими данными, ведь совсем скоро его первая дебютная песня, которая должна соответствовать своему исполнителю. — Так красиво, — всё продолжал восхищаться Вуд. — Никогда не перестану восхищаться, — задорно хихикнул. Однако даже в свои выходные он не лежит бревном безжизненным на диване, а старается встретиться со своей девушкой, что ждёт его каждый раз, верит и поддерживает… Только вот в этот раз она какая-то другая… Несколько грустные нотки завладели её голоском, да и глаза всё время устремлены вниз, почти на парня на своего не смотря. Эрик подставляет большую ладонь и почти сразу же ловит маленький лепесток сакуры, показывая Камиле. — Подожди ещё немного, и этот маленький лепесток превратится в тысячи цветов, что я подарю только лишь тебе одной, — милые слова со сладким привкусом, их бы желала услышать любая девушка, особенно, от такого красавца, как Эрик, однако не Камила… Девушка останавливается, отпускает руку Вуда, вынуждая его на несколько шагов вперёд пройти, после чего он повторяет её действия. А ведь самое страшное, что юноша мог когда-либо услышать от своей девушки – это слова о конце… Конце их отношений… — Эрик, я устала ждать, — изначально парень не улавливает суть её фразы, однако после следующей всё стаёт на свои места, а точнее – рушится. — Давай расстанемся, — всё это время поникшая голова Камилы вдруг поднялась. Голубые глаза, цвета ясного неба, устремились прямиком в его – зелёные, зачарованные. Но почему-то она больше не чувствует того его колдовства, не чувствует их чар, что одно время так ей владели и не отпускали и на шаг. Магия рассеялась, как и её к нему влюблённость. К тому же это, кажется, первый раз, когда Купер Вуда назвала по имени. Всегда он был для неё лишь “милым” или “любимый”, а сейчас как-то холодно и грубо – Эрик. — Р-расстанемся? — ангельский, бархатный его голос дрогнул, как и что-то внутри. Рука, что лепесток сакуры держала, выпрямилась и расслабилась, роняя “частичку природы” и, кажется, частичку самого себя. Он надеялся, что расслышал какое-то слово неправильно, что на самом деле Камила сказала что-то другое, поэтому и переспрашивает… Однако глубоко внутри понимает, что услышал всё чётко и ясно… Он услышал слово “расстанемся”. — Да, — холодно, резко, коротко – именно так она его от себя отчеркнула. Ему больно. Да и вообще юноша всегда был слишком чувствителен ко всему. Что не произойдёт, так он эмоционален и нестабилен. Эрика легко вывести из себя, но и также легко можно успокоить, ободрить, осчастливить. — Но, солнышко, я люблю тебя, — челюсти друг с другом сжимаются, а глаза не могут найти опоры, из-за чего бегают по асфальту. В то время, как Эрик не мог на неё взгляд поднять, девушка глядела ему прямо в лоб, даже не скрывая, потому что было нечего. Ей самой говорить этого не хотелось, но, может, так будет лучше? Может, они просто не созданы друг для друга? — Какие чувства, Эрик? — улица пустела, они были лишь вдвоём. — Мы с тобой выбрались на улицу первый раз за такое долгое время! — Вуд чувствует на себе вину, понимая это, но ничего не в силах сделать. — Я пишу тебе несколько раз на дню, но ты отвечаешь лишь ночью или совсем игнорируешь! А телефон… Он всегда выключен, Эрик… Ты всегда для меня недоступен, — говорить это тяжело. Ей хочется заплакать, и слёзы уже наполняют глаза, только вот Камила их быстро тыльной стороной ладони смахивает и вновь смотрит на Эрика, который похож сейчас на потерянного ребёнка, что потеряли в магазине родители. Ему так больно, что он от чувств своих сразу оправиться не может, терпит, старается внешне не показывать, да вот только Купер всё равно по лицу его всё видит, читает его, как открытую книгу. — Но… Я работаю, Кэмми, я сильно устаю и у меня… — девушка юношу обрывает. — У тебя нет времени, — Купер договорила за него. — Я понимаю это, но и ты меня пойми. Мне тебя не хватает, Эрик… Я чувствую себя одинокой, — она не заметила когда, но слёзы вновь заполнили глаза и покатились по щекам. — Именно поэтому я и сделала для себя выводы, — очи свои опускает. — Давай прекратим наши отношения, — Вуд ещё что-то ей сказать хотел, да вот только не смог. Им обоим больно. Да вот только Камила в замешательстве, она не понимает, лучше ли ей без него будет али только хуже. Но на этот вопрос ответ может дать только время… Сейчас остаётся только перетерпеть этот удар. Камила разворачивается на сто восемьдесят градусов и уходит прочь, вынуждая Эрика глядеть себе растерянно вслед. Ему до сих пор кажется, что это всё не по-настоящему, что всего этого не было. По щекам катятся слёзы, они капают с подбородка и впитываются в ткань белой рубашки. Он не знает, что делать без неё, он не знает, как продолжать держать планку и не сдаваться. Так тяжело на работе, так тяжело угодить продюсеру, так трудно сделать из себя того, кем действительно люди будут восхищаться… А Купер не понимает или, может, просто не хочет понимать, насколько Эрик всё-таки устаёт и через что ему приходится проходить… Теперь уже, видимо, в одиночку… The End Flashback Воспоминания нахлынули громоздкой волной, накрывая девушку прямо с головой. Она не любила вспоминать о прошлом, не любила вспоминать об Эрике, лишь изредка, когда позволит себе напиться в одиночестве и поплакать, чтобы никто её слабостей не видел… А ведь он был первым – первым, кого она пустила в своё сердце, кому доверилась и перед кем не стеснялась своих эмоций, особенно в тот день… Она расплакалась, расплакалась при нём, не пугаясь, что он сможет её слабостью воспользоваться, не пугаясь, что он как-то воспримет не так… Но всё равно рассталась, решила, что они не пара, а сейчас вот уже мучается третий год и не потому что он известен теперь, не потому что богат, а потому что любит, любит и мучается от разлуки, понимая, что первая на контакт никогда не пойдёт… Как принцип… Закрывая кофейню, Камила почувствовала в кармане вибрацию телефона, после чего его поспешно достала и увидела, что Мари ей что-то отправила, какое-то видео. Открыв только что поступившее ей сообщение, девушка поняла, что это отрывок недавнего интервью Эрика. Даже название не прочитав, Купер смотрит нарезку, лишь бы узнать о его новостях, лишь бы только узнать, какие у него на будущее планы… (Видео интервью) — Ну а что насчёт вашей личной жизни, Эрик? — репортёр за кадром задаёт знаменитости вопрос. — Личная жизнь? — парень смеётся. — Я влюблён в одну девушку, а другой мне не нужно, — от его слов у брюнетки сжалось сердце в тиски, стало непреодолимо тяжело дышать. — Ого! Надеюсь, что вы совсем скоро объявите о своих новых отношениях официально, — удивился мужчина. — Уверен, фанаты будут рады и хорошо примут её! — убеждал звезду, хотя Эрик понимал, что фанаты разные, кто-то за юношу порадуется, а кто-то же озлобится, но с этим ничего уже не поделаешь. — Давно вы встречаетесь? — конечно, Вуд понимает, что такова работа репортёра, да вот только мужчина уже задаёт слишком личный вопрос, ответ на который разглашать пока рано. — На данный момент я могу сказать лишь то, что безумно скучаю по ней и жду нашей встречи, — упрямый взгляд популярной звезды скользит по репортёру за кадром, а после же останавливается на объективе камеры. — Так она живёт не в Вашингтоне? — и вновь удивление. — К сожалению, — ответил, собирая густые брови в кучу. — Но с чего вы это взяли? — понимает, что ничего подобного не говорил. — Просто догадки, — отмахнулся репортёр. — И давно вы знакомы? — по эмоциям Эрика можно было понять, как он не хочет больше эту тему продолжать. — Насчёт той девушки я больше ничего не скажу, — его миловидная улыбка затмевает, вот почему у юноши так много поклонниц. — Давайте перейдём на другую тему, — блондин сцепляет свои длинные пальцы в замок, всё продолжая также лучезарно улыбаться. (Видео заканчивается) Камила так и смотрит в экран мобильника на застывший стоп-кадр с изображением крупным лица её бывшего возлюбленного. Девушка замечает, как сильно он изменился, замечает его строгий взгляд, замечает то, что глаза былым огнём больше не горят. Его манера общения, его вид – слишком официален, слишком строг… Он стал каким-то внутри холодным… Он стал за эти три года таким для неё… Чужим... Сердце неприятно ноет, вроде бы бьётся, а вроде в конвульсиях трепещет, как недобитая собака. От мысли, что у него появилась другая, пускай это и нормально, становится в душе совсем отвратительно… Лучше бы она этого интервью не видела… Лучше бы Мари ей это видео не скидывала… — Кэмми, — голос мужской её позвал. Он был слишком близко, буквально в паре шагов. Девушка неспешно голову поднимает, надеясь увидеть там свою коллегу или, может, ещё какого знакомого, однако по ногам уже глазками ведя, девушка пугается, сердце перестаёт биться… После чего взгляд касается лица напротив… Лица того, кого только что видела на экране мобильного телефона… Того лица, которое должно быть сейчас в сотни километрах от неё… — Я скучал…

editor-pick
Dreame-Editor's pick

bc

Сладкая Проблема

read
56.2K
bc

Сломленный волк

read
6.0K
bc

Запретная для властного

read
8.6K
bc

Сладкая Месть

read
38.9K
bc

Мнимая ошибка

read
46.2K
bc

Снова полюбишь меня и точка

read
57.9K
bc

Будь моим счастьем

read
17.0K

Scan code to download app

download_iosApp Store
google icon
Google Play
Facebook